k2_3300 (k2_3300) wrote,
k2_3300
k2_3300

Categories:

Ходаковский знает, что его "уйдут" со сцены. Последние вечера на манеже "цирка"? Часть 1

"Политическая пропаганда". В чем не откажешь этому деятелю, так это в чутье и изворотливости. Он прекрасно осознает свою роль провокатора, прекрасно понимает свои функции и демонстрирует осведомленность относительно того, что его модель поведения никогда не станет образцом для подражания и не войдет в историю в качестве героического примера. Кульбиты, совершаемые Ходаковским за последние два года достигли, наконец, своего апогея: Саше стали прищемлять хвост и если верить ублюдочной "Новой газете", его "Патриотические силы Донбасса" выдавливают со сцены (см. ниже). Несмотря на все признания в любви Суркову, гыгыг!


Ходаковский: Да, военная диктатура
12.02.2016 11:27
Источник


Командир батальона «Восток» откровенно рассказал «Фонтанке», почему он, как и другие лидеры мятежного Донбасса, должны исчезнуть с политической арены.

В прошлый раз, когда «Фонтанка» беседовала с Александром Ходаковским в сентябре 2015 года, Донецкую народную республику трясло от кадровых перестановок. Комбату знаменитого батальона «Восток», первому министру госбезопасности, а потом еще и депутату, тогда прочили место главы парламента непризнанной республики. Но этого не случилось. Сегодня он занимает пост секретаря Совета безопасности и признает, что его задвинули на номинальную должность. Ходаковский предельно честно рассказал о существующей в ДНР военной диктатуре и тотальной коррупции, но призвал понять его правильно.

-А, «Фонтанка.ру»?

-Да.

-Питер?

-Да.

-Вы мне когда-то очень хорошо помогли.

-Извините.

- Владислав Юрьевич мне даже персональную благодарность выдал за то, что я вашему сотруднику сказал, что он патриот России. ("ПП" А то ж это так неочевидно, хаха! И Суркову приходится доказывать это с помощью всяких ходаковских. Если бы в этой подборке новостей не было продолжения от 16 и 19 февраля, можно было бы задать вопрос, зачем Ходаковский засветил своего патрона. Но теперь все ясно, уже 12-го числа Саша подозревал, что его будут сливать. Ради Захарченко, небось. И поэтому стал озвучивать все как есть).

- Александр Сергеевич, я три дня общаюсь с людьми в Донецке и вижу страх. И дело не только в Марине Черенковой и ее «Ответственных гражданах». Если год назад это были разговоры о каком-то сброде, у людей отбирали машины, присутствовал откровенный разбой и бандитизм, то сейчас речь идет о том, что они боятся даже высказывать свое личное мнение, мол, за мной приедут, меня прослушают. Впечатление, что жесткая диктатура наступила. Вы зачем так запугали людей? ("ПП" К слову сказать, интервьюер очень хорошо подготовился к интервью и жег вопросами "неподеццки").

– Вопрос жесткий. Наверное, не совсем по адресу. Но мы все должны нести солидарную ответственность. Был период, когда существовало правило ни о каких трудностях, сложностях, перекосах, перегибах не говорить, не давать повода нашим противникам в информационной войне радоваться, тиражировать это, усугублять дурное представление о нас. Мы сейчас только разбираем весь этот навоз, который свалился, авгиевы конюшни расчищаем, строим систему. Так вот, что касается вопросов государственной безопасности, здесь очень много всяких странных вещей, которые обычный, нормальный обыватель не воспринимает как серьезные. Но люди, которые целенаправленно ищут врагов, ищут признаки, симптомы, эти люди не могут не выполнять свою работу, особенно в ситуации, когда с нами воюют всеми способами, мы часто вынуждены быть жесткими для того, чтобы не пропустить признаки угроз.

- Одно дело жесткие методы, совсем другое — неправовые.

– Это, в том числе, и вопрос недостаточной нашей компетенции, потому что у нас органы госбезопасности в стадии формирования, и специалисты, которые там работают, не всегда имеют базовое образование. На ходу учатся и не всегда могут корректно действовать. Но мы стараемся фиксировать любые угрозы, я сам неоднократно, чего греха таить, обращал внимание на то, что некоторые даже не высказывания, а направление мыслей людей носят скрытый угрожающий характер.

- Направление мысли несет угрозу государственной безопасности?

– В ситуации, когда мы видим откровенную войну, даже демотивация людей – это уже угроза государственной безопасности. Вы поймите правильно, сейчас я апеллирую исключительно к технологии манипуляции общественным сознанием. Это целые тома у меня здесь, как можно с этим работать и как можно манипулировать. Зная, как это работает, мы понимаем, что средством демотивации, средством подавления активности гражданского сознания служит все — пацифистские какие-то настроения и прочее. Я не говорю, что пацифизм – это плохо или какая-то постыдная вещь. Это наша основная задача – любым способом установить мир. Но поймите правильно, когда мы в разгаре войны, нам нужно банально обеспечить безопасность. ("ПП" Вопрос о том, как они пытаются обеспечить экономическую безопасность собственными силами, даже задавать не стоит. Ибо все свалено с больной головы на здоровую. А внутри республики до сих пор не налажена четкая работа экономики военного времени. Кто в лес, кто по дрова. И все прикрываются гуманитарной помощью и волонтерскими рейдами - это и есть экономика?!).

Мы не справляемся с информационной войной, потому что нет ни квалифицированных специалистов, ни тонкого понимания технологий, чтобы что-то противопоставить. ("ПП" Одним из базовых определений информации является "создание формы из слов и символов в которую облекаются некие смыслы". В случе с пропагандой и агитацией - речь долждна идти о знаниях, концепциях, философиях, событиях, личностях и свершениях. В ДНР до сих пор нет идеологии, которая просто и доступно отвечала бы на вопрос: "За что шла борьба и к чему стремится ДНР?" Поэтому и информационная работа ведется черти как, и речь, скорее всего, можно вести о видимости таковой). Действуем достаточно топорно. Но цели и задачи, которые мы преследуем, они не могут быть реализованы, если мы не будем эту политику поддерживать сейчас. А это, естественно, связано с ограничением мыслей. Пока мы вынуждены действовать именно так. Это пространный ответ, но это попытка призвать встать на нашу сторону и посмотреть на ситуацию с нашей специфической стороны ("ПП" Давайте поговорим о специфике оставления подразделениями Ходаковского Карловки, после чего укропы расположились в аэропорту и около северо-западного угла Донецка и стали методично долбить по городу?). Мы наращиваем сейчас со своей стороны пропагандистскую работу в нормальном ключе, без применения технологий, мы просто полные профаны в этом вопросе.

- Могу вам сказать, что поставить строем все местные СМИ и в приказном порядке указывать, какие вопросы задавать или не задавать, это совсем не выход.

– Я тоже подвергаю это критике, я этого не скрываю. Но на этом этапе республика действовать иначе просто не может. Мы не можем действовать как хирург, тоненько и избирательно, мы просто ампутируем и все. То, что всех поставили в строй, сделали медиахолдинг и направо, налево, шагом марш, – это понятно, я с этим согласен. Но оттого, что я с этим согласен, я ничего не поменяю и даже не буду это инициировать. У нас проводится военная диктатура. Мы ее строили. Я один из первых военных диктаторов.

- У вас в Конституции ни слова про военную диктатуру не сказано. ("ПП" Вопрос хороший, но можно было бы добавить сюда также и такой момент: а кто видел из рядовых граждан и принимал ту "конституцию"? Или был проведен соответствующий референдум по этому вопросу?)

– Послушайте, мы же не будем лукавить. Мы понимаем, что только такая форма позволит нам сейчас удержать ситуацию в стабильном состоянии. Мы можем сколько угодно заниматься самокритикой. Но если сейчас выбирать между той или иной формами правления, конечно, я бы настаивал, что на переходный период должна быть жесткая, централизованная власть, которая не предусматривает демократию. Потому что первая задача, которую мы должны были решить, это уйти от семибоярщины. ("ПП" Уйти к восьмибоярщине? Сколько сил пытаются одновременно управлять Донбассом?) Без этого не случилось бы того, что мы сейчас видим. Бегали бы бородатые ополченцы, ездили бы на красный свет и таранили бы гражданские машины.

- Да, разница заметна. Возвращаясь к изначальной теме про происки шпионов, очень удобно ссылаться на военное время и ничего не рассказывать ("ПП" Хахах! Классно!). А за последнее время были какие-то случаи, когда людей реально выявляли из подобных организаций, можно посмотреть доказательную базу, что они действительно расшатывали, что их инакомыслие действительно наносило вред республике? Есть такие примеры?

– К сожалению, есть. И вся эта моя риторика и даже самооправдание с отсылкой на режим военного времени все-таки имеет почву. Это не вполне паранойя. Был такой сайт «Это Донецк, детка. Типичный Донецк». Когда он создавался, тональность его была нейтральная, горожане сообщали, где обстреливают, обменивались мнениями, но не лезли в политику. Последнее время стали замечать, что изменилась тональность, появилось много дискредитирующих материалов. Начали расследовать. И выявилась целая цепочка организаторов, один из которых имеет отношение к партии Порошенко. Все организаторы находятся в Киеве, здесь находится их представитель. Когда мы несколько раз публично призвали быть избирательными в оценке информации и высветили персоналии, которые это писали, местные администраторы скрылись и достаточно долго их не было видно. ("ПП" Есть такой сайт. Называется "Политическая пропаганда". Уже не первый год называет тебя, Ходаковский (начинал в первой версии "ПП", продолжил во второй), и прочую шушеру типа гиркиных-бородаев и "бородатых девочек" шкурами и провокаторами на явной или тайной службе у олигархов типо мироеда Ахметова или православнутого Малофеева! Следы, блядь, блога ведут в Российскую Федерацию! Ужос-ужос-ужоснах! В последнее время блог принялся критиковать еще и сурково-кургинянскую братию! Жесть, мля! И Россия наводнена шпиёнами, работавшими против Ходаковского!)

- А почему вы их «на подвал» не посадили?

– Мы — оперативный состав Совбеза, и это не методы нашей работы – сажать на подвалы. Мы стараемся работать в ключе воздействия на общественное мнение и разъяснительной работы. Получается не всегда хорошо. Были и другие случаи. Просто это наиболее массовый. ("ПП" Помним разъяснение Ходаковского, который в 2014 году призывал спокойно воспринимать ротацию укропов, засевших в донецком аэропорту? Когда он лично дал добро на вывоз раненых и завоз полусотни свежих бойцов. после чего те в знак благодарности жахнули из артиллерии по Куйбышевскому району, убив несколько мирных жителей?)

- Но вот это самое МГБ ваше – вы же понимаете, насколько это опасно – иметь ведомство, которое никому неподконтрольно и неподотчетно? Ведь человеческая природа такая, что можно запросто начать сводить личные счеты.

– Я понимаю, о чем вы говорите. Я понимаю, что закрытая система сама в себе, которая неподконтрольна, неподотчетна, она может породить собственные правила жизни, не связанные с нашими задачами и целями. Отчасти это так. Но, тем не менее, вопросы задержания, вопросы ареста все равно согласовываются на уровне правительства. ("ПП" Вранье - его стиль работы. Смотрим здесь материал за сентябрь 2015 года. Потом набираемся терпения и читаем оперативную сводку по ситуации в МГБ ДНР здесь. Или смотрим мой декабрьский анализ схожей инфы здесь и здесь. Потом проникаемся "согласованностью" действий и "дружескими" отношениями внутри МГБ ДНР).

- Ну, так дьявол кроется в деталях. Вы говорите, что разрешение требуется в случае задержания на долгий срок или ареста. А речь идет о том, что в ДНР существует практика задержать человека без предъявления ему обвинения, и не на 48 часов, как это в той же Российской Федерации. Здесь до 30 суток может тянуться это. И человек даже нигде не зарегистрирован, и он может исчезнуть из поля зрения близких, родственников, друзей. Задержали, и все — нет человека. Это же страшно?

– Это как минимум ненормально. Ненормально, но поймите правильно, что вся эта ситуация явилась достаточно неожиданной для меня. Этот обостренный интерес общественности и, так сказать, особых средств массовой информации, которые критично воспринимают то, что здесь происходит, я не говорю — враждебно, я говорю — критично. Поэтому я сейчас, по сути, оправдываю систему власти. Это моя позиция, я обязан эту позицию отыгрывать. ("ПП" Запомнили? Это он говорил 12 февраля 2016 года. Смотрим дальше!) Конечно, у нас сейчас абсолютно не сформированные правовые взаимоотношения, у нас нет нормально работающей системы, которая бы определяла и сроки задержания, и квалифицировала, например, продление содержания под стражей, и вообще выносила, в конце концов, какие-то приговоры. И у нас из-за того, что это не работает в полной мере, часто люди находятся в ограниченных условиях дольше, чем того требует сама ситуация. С другой стороны, объективно некоторые вещи, даже когда мы знаем, что человек работает против нас, и человек имеет определенную репутацию, они, эти вещи, не подлежат правовой оценке, это нельзя прописать ни в одном законодательстве.

- Как это вдруг — нельзя прописать в законодательстве?

– Объясняю. Пример: ловим мошенника – это совсем недавно, это очень свежо, – человек, который обманул государство путем махинаций финансовых на 7,5 миллионов рублей. Прямых доказательств, что он совершил это преступление, нет. Но мы понимаем прекрасно, что деньги вытащены, товар не получен, государство оказалось в накладе, а потом выясняется, что этот человек с 2014 года числится членом «Правого сектора». У нас еще нет закона, запрещающего деятельность этой организации на территории ДНР. Нам просто в голову не приходило этот закон прописать. Как бы вы поступили по отношению к нему? Соответственно, этот человек задержан и ему не предъявляется обвинение.

- По логике, его можно обменять как военнопленного.

– По логике – мы должны его обменивать, но там его никто не заказывает. А у него целый список: он и участвовал в организации мероприятий по Крыму, когда там должны были организовываться саботажи и какие-то там с признаками терроризма акции и прочее. Ему до 2020 года запрещен въезд на территорию Российской Федерации. И что ему предъявить, и что ему инкриминировать? Если с одним очень долго возиться, доказывая виновность в экономических преступлениях, а здесь все очевидно, но в отношении него нет еще сформированной законодательной базы. Соответственно, и отпускать его нельзя, потому что он откровенный противник.

- Расстрелять по законам военного времени?

– Мы можем иронизировать достаточно долго, но вы же понимаете...

- С чего вы взяли, что я иронизирую? В вашем Уголовном кодексе есть смертная казнь, но ее применить нельзя, потому что нужно решение суда, а суда, мы уже выяснили, здесь нет. Но зато есть военное положение. ("ПП" Ай. молодца, Юлия Никитина! Респект и уважуха! Это тебе, Ходаковский, не с запуганными донецкими журналистами вальяжно разглагольствовать! Получи леща по уху!)

– Знаете, за всю свою практику положения военного времени мы никогда не применяли вот эту вынужденную меру. ("ПП" Небось потому, что тебя самого уже несколько раз можно было бы к "вышке" приговорить!) Мы создали штрафподразделения, в которых люди искупали кровью ("ПП" Не исключено, что слово "кровью" - здесь лишнее. Искупали и выкупали бабками, небось? Ты же в открытую признавался в декабре 2014 года, что являешься сторонником Ахметова, а значит и барыжных отношений, которые для Рината являются смыслом жизни! Хотя за месяц до этого признания кричал, что не пустишь старых олигархов в Донбасс!). У нас есть подразделения, где 20 процентов личного состава – это люди, которые имеют судимости. Но большая часть из них уже отсеялась в процессе, их уже, наверное, нет в живых. А вот эти 20 процентов, которые остались, они доказали, что они нормальные, здоровые люди, которые в свое время оступились, и куда их — вышвырнуть на помойку, потому что у них судимость? Тоже... двойные стандарты здесь не особо применимы. Но тем не менее у нас такой практики не было, слава богу. Потому что мы-то понимали, что закончится этот ажиотаж, эта истерия военная, и потом все равно же придется переосмысливать то, что мы сделали. Да, есть определенная дурость, есть определенные перегибы, но есть же и человеческий фактор, вы сами о нем говорите. Лепим из того, что есть, и стараемся чиститься, но даже процесс постоянных чисток – это же тоже размывание кадровых ресурсов. Новые приходят, новые начинают учиться чему-то заново и тоже совершают ошибки.

- Одно дело ошибки, а другое дело коррупция, о которой вы сами же пишете в своих блогах.

– А это другие вещи. Это уже та сфера, где мы начинаем вменяемо называть вещи своими именами.

- Здесь есть официально признанные Владимиром Путиным военные советники, которые по военной составляющей дают консультации. Есть люди от МЧС, которые занимаются восстановлением. Почему не попросить советников от Минюста России подготовить ту же законодательную базу?

– Подготовим. Подготовим. ("ПП" Это через сколько лет подготовите? Где два года вы лазали с этими намерениями?) Это не есть сложно. Вопрос в том, чтобы все, что мы подготовим, адаптировать под эту среду. Сейчас не выгодно, откровенно говоря, ни нам, ни тем, кто с нами взаимодействует, не выгодно, чтобы здесь установились прозрачные и исключительно правовые взаимоотношения. Тогда исчезнут те рычаги воздействия, благодаря которым удается удерживать эту систему единовластия и эту форму диктатуры. Вот это я сейчас говорю не критично, а просто объективно.

- Это вы сейчас говорите о том, что коррупция — это инструмент удержания власти? ("ПП" В точку! Это риторический вопрос)

– Это я сейчас о разных вещах говорю. То, что станет сложнее воровать и станет сложнее потоки перенаправлять в другое русло, это однозначно. Но если бы у меня была полнота власти, как у главы ДНР, я бы тоже, честно говоря, не все нормы, не все демократические институты внедрял сейчас. ("ПП" А мог бы, например, закрывать глаза на торговлю гуманитарной помощью в сети ларьков, например, табачных? Или даже в магазинах, например, продовольственных? Или тебе достаточно и дальше крышевать рынки с борделями?) Потому что я понимаю прекрасно, что с разношерстной публикой, которая сейчас составляет наш политический бомонд, наша, так сказать, квазиэлита, – это та субстанция, которая состоит зачастую из людей агрессивных, малоуправляемых. Они вожаки, неформальные лидеры по-своему, и здесь должна быть методология работы с ним достаточно жесткая.

- К слову о двойных стандартах. Почему тех же «Ответственных граждан» по подозрению в инакомыслии и расшатывании строя можно взять и задержать, а вот тех, кто ворует в правительстве, а я уверена, что их имена известны, почему их точно так же рядом, вместе с этой Мариной Черенковой, на подвал не посадить? В чем проблема?

– Проблема в том, что и одно, и второе – это политика. А политика очень беспринципная и циничная вещь. Поэтому здесь не только двойные стандарты, здесь тройные стандарты. И соответственно, раз мы об этом пишем, значит, у нас это болит. Но, по крайней мере, мы начинаем об этом говорить, цепляемся за нечаянно оброненные Тимофеевым (министр доходов и сборов ДНР. – Прим. ред.) или Захарченко слова по поводу того, что вот власть у нас коррупционная и оторвалась от народа. ("ПП" Тимофеев заявляет о коррупционности власти в ДНР? Ха! А как вы можете прокомментировать вот этот наброс на самого Тимофеева, который по утверждению источника работает на своих "хозяев-олигархов" и при этом набивает собственные карманы так, что аж пыль столбом?)

- Да как-то слишком мгновенно власть оторвалась от народа. Она еще не успела состояться, а уже оторвалась.

– Вы пять минут назад обратили внимание на человеческую природу. Податливость соблазнам, искушениям и всему остальному — вот мы это и наблюдаем. ("ПП" Просто вы охуели в своем хохлизме и двоежопии, твари! Вы не понимаете, что гумконвои, по каким бы схемам они не загонялись в Донбасс, в конечном итоге отрываются у населения России в пользу населения Донбасса, а не в пользу кучки охреневших ублюдков! Ваша хазарская беспринципность позволяет вам двурушничать и извиваться, наживаясь на сложной политической ситуации. И пусть даже вы не скатились в такое днище, где сейчас пребывает украина, корчащаяся в коллективном индуцированном психозе, вы верной дорогой идете в том же направлении, блядь!). Мы часто в своем узком кругу говорим, что сейчас война идет не Украины с Донбассом, не России с Америкой, сейчас власть воюет друг с другом, и там, и здесь, и между собой. Это такой критический момент для общества в целом. И это своего рода показатель его здоровья или нездоровья. Вопрос в том, что в этой политике даже здоровый с нездоровым кооперируется и объединяет свои усилия по принципу «враг моего врага – мой друг».
Окончание следует

Tags: Ахметов, Восток батальон, Донбасс, Донецкая Народная Республика, Захарченко, Интернет, Кремль, ПП, Пушилин, Россия, СБУ, СМИ, Санкт-Петербург, Сурков, Ходаковский, анализ, власть, газ, журналистика, компромат, криминал, олигархи, управление
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments