k2_3300 (k2_3300) wrote,
k2_3300
k2_3300

Categories:

Борис Юлин об украине, непоследовательности Кремля и о том, как победить украинский фашизм. Ч. 1

"Политическая пропаганда". То ли Дмитрий Пучков, ака "Гоблин" окончательно прозрел и решил искупить свою мелкобуржуазную сущность дельца, то ли ситуация в мире откровенно подпирает, то ли он используя предыдущий пункт, решил подхаработать и на пропаганде марскизма-ленинзма-коммунизма, но его "Разведопросы" в последнее время стали очень полезными и информативными как на мой взгляд. Поскольку тут поднакопилось малёхо, решил повыкладывать то, что считаю нужным зафиксировать в ленте и в дальнейшем работать с опорой или учетом изложенного гостями студии Пучкова "Полный Пэ".
В данном посте предлагаю видео беседы и расшифровку таковой между Александром Скробачем и Борисом Юлиным по поводу украины. Начал смотреть видео и понял, что нетерпеливость Скробача довольно напрягает и мешает сходу формулировать Юлину очень верные выводы. Но я очень обрадовался, когда увидел, что на гоблиновском сайте oper.ru
выложена полная расшифровка беседы, поэтому особо важные моменты мне даже не пришлось расшифровывать! )))  Публикую наиболее важную часть, повыбрасыва некоторые моменты. Кстати, на странице с видео с Ю-тьюб-канала даже размещено оглавление по хронометражу, что очень удобно. До кучи собираю всю информацию и размещаю в посте.


Видео Разведопрос: Александр Скробач и Борис Юлин о прошлом, настоящем и будущем Украины Опубликовано 25 апреля 2017 года

Хронометраж выпуска:
02:10 - Прошлое Украины.
16:08 - Про украинский нацизм.
28:40 - Что будет дальше на Украине?
37:40 - Про присоединение Крыма и других.
48:01 - Что делать?


Разведопрос: Александр Скробач и Борис Юлин о прошлом, настоящем и будущем Украины (с сокращениями)
25 апреля 2017 года
Источник


[...]

Борис Юлин. Вот я и говорю, в данном случае, конечно, понятно, что [украина -] это образование достаточно искусственное, но любое крупное образование на территории что Российской империи, что Советского Союза – оно неизбежно будет нести определённую искусственность, потому что у нас страна многонациональная, многоконфессиональная, да. [...]

Александр Скробач. Народ был обманут.

Борис Юлин. Ну как, ему дали даже высказаться на референдуме, народ высказался за сохранение, но всё равно всё развалили, потому что, говорю, демократия буржуазная – это когда на народ надо плевать. Оно в этом выражается. И вот разодрали местные царьки, так сказать, на куски бывший Советский Союз. И ясно, что эти вот куски – они в основной своей массе оказались, так как был таким весь Советский Союз, многонациональными и многоконфессиональными. Поэтому почти во всех кусках вспыхнули межнациональные и межконфессиональные конфликты. Это в Таджикистане война, недавно вот в Киргизии был конфликт с киргизами, это не граждане в Прибалтике, это Карабахский конфликт, это грузинская война с абхазами и осетинами, т.е. это было везде, во всех частях Советского Союза. В этом отношении, кстати, Украина, она как-то оказалась, вместе с Белоруссией, вот эти 2 республики, оказались в какой-то момент счастливым исключением. Только в них этого не было. Нельзя, чтобы это продолжалось долго. [...]

Борис Юлин. Не, ну как, подошли с такой вещью, как строительство национального государства. Национальное государство построить, я просто как историк могу сказать, удаётся нормально обычно только в той стране, которая мононациональна. Т.е., допустим, есть Япония, там раньше было 3 народа крупных, примерно одинаково крупных – это ямата, хаята и айна. Хаятов перерезали всех, айнов перерезали почти всех. Остались только ямата, поэтому у них получилось вот это вот мононациональное государство. Так получается. А в противном случае, как там взяли, вот у нас есть типа украинская нация, украинский язык, это наше всё. Но при этом на украинском языке говорит меньшинство населения, меньшая часть. Украинцами себя считает половина, может, чуть больше половины – по переписи населения той же самой Украины, правильно? Украинская культура вот эта вот силюковская селюковская, которую они пропагандируют, вышиванки и так далее, извини, костюм-тройка с вышиванкой – это смотрится совершенно безумно, это как если бы у нас тоже начали таскать, допустим, наши эти националисты, например, тот же самый смокинг с лаптями. ("ПП" Зачеркивание в тексте - мое. Ибо имеется ввиду культура не какая-то непонятная силюковская. а что ни на есть "СЕЛЮКОВСКАЯ". Слово образовано от пренебрежительного "селюк" - житель села, а не адепт темных сил)Смотрелось бы тоже безумно. У нас, слава богу, пока до этого мало кто опускается, а там это приняло бы массовое явление.

Вот типа – силюковская селюковская культура , украинский язык, который никто не знает, на котором никто не говорит, ну как, на нём была литература, рассказывают о том, что при Советском Союзе был запрещён украинский язык, не запрещён, его изучали в обязательном порядке в школе. Я в Харькове в школе учился, я изучал, у нас была украинская мова. [...]

Александр Скробач. Я сам знаю мову, но западло на ней говорить, зачем коверкать язык? [...]

Борис Юлин. Были запорожские казаки, которые имели особый статус, но дело в том, что запорожские казаки – они были, действительно, среди них можно было найти и армянина, и еврея, и татарина, потому что как – они не были украинцами.

Александр Скробач. Конечно, конечно.

Борис Юлин. Запорожские – они не украинцы.

Александр Скробач. Вообще ни разу.

Борис Юлин. Потому что реестровые – они жили там, а запорожские казаки – они практически все пришлые, т.е. это люди, которые сбегают на Сечь.

Александр Скробач. И поляки их воспринимали зачастую и почти всегда как незаконное вооружённое формирование. [...]


Борис Юлин. А вот здесь немножко другой момент. Дело в том, что, собственно говоря, Запорожскую Сечь в первый раз разогнали ещё при Петре. [...] Потом её снова разгоняли. И вот в это время как раз таки из оставшихся запорожцев и украинских казаков сложилось как бы общее украинское казачество, вот которое как раз и было переселено на Кубань. Там людям был предоставлен добровольный выбор, т.е. если они не хотят переселяться, они могут остаться, но перейдя в крестьянское сословие. Т.е. станут крестьянами. Поэтому на Украине потомков казаков, может, и много, но очень давних. А вот потомков как бы казаков уже времён Российской империи там нет, это потомки крестьян. [...]

Александр Скробач. ... Если учесть, что треть населения Украинской ССР, начиная с 45 года по 91 год было просто замещено, и в основном приезжали, собственно говоря, из Российской Федерации, треть, это официально.

Борис Юлин. А украинцы расселились в это время по всему Союзу.

Александр Скробач. Если взять город Санкт-Петербург, то я чётко могу сказать, что где-то порядка 30% населения, 30% населения – это либо люди, первое поколение, либо второе, либо третье. Т.е. либо сами, либо дети, либо внуки. ("ПП" выходцев с так называемой украины. Полтавченки, матвиенки и прочие могилы Шевченко (в первой версии, что на Василеостровском кладбище). Поэтому я и утверждаю, что в Питере очень сильно украинское лобби).

[...]

Александр Скробач. И вот мы пришли к первому выводу нашей с тобой встречи – о том, что любой политический или ментальный, как хочешь называй, украинец – это, во-первых, человек, принадлежащий к некой ментальной секте, сектант, во-вторых, это уже нацист.

Борис Юлин. Ну я бы ограничился тем, что это нацист, потому что ментальная секта, по-моему, это преумножение сущности. Это нацист.

Александр Скробач. Нацист. Соглашусь, соглашусь. Это уже нацизм, который лежит в основе. [...]


Борис Юлин. ..Дело в том, что у них есть чёткие признаки другие нацистского государства. У них, допустим, сейчас, буквально недавно, был принят закон о запрете, по сути, русского языка. Дело в том, что сегрегация по языковому принципу и преследование по языковому принципу – это признак нацизма.

Александр Скробач. Один из ключевых.

Борис Юлин. Так вот, дальше. У них есть совершенно фашистский момент, типа мы все объединяемся, так сказать, как единый украинский народ, для борьбы с внешним врагом. Это чётко такая фашистская фишка. Т.е. корпоративное государство.

[...]

Александр Скробач. Враг – кто?

Борис Юлин. В данном случае – Россия для Украины. Но в других фашистских государствах придумывали других врагов. Например, когда Муссолини был в Италии, он же не Россию объявил главным врагом, а других. В каждом фашистском государстве врага находят внешнего обязательно. Просто для украинцев этот враг – обязательно Россия. Он у их героев был врагом, у Бандеры, у Шухевича он был врагом.

Александр Скробач. Ну, у Бандеры, у Шухевича врагов было много, потому что…

Борис Юлин. Но главный – большевики. [...] Дело в том, что без вражды с Украиной…

Александр Скробач. С Россией. Они не могут существовать.

Борис Юлин. Обосновать вообще существование независимого украинского государства…

Александр Скробач. Невозможно.

Борис Юлин. Оно просто не нужно.

Александр Скробач. Верно. Золотые слова. Целиком и полностью под каждым.

Борис Юлин. Кстати, как и в этом случае независимой Белоруссии независимая Россия не нужна. Т.е. у нас просто народ, разорванный на части.

Александр Скробач. Без сомнения так. Но возвращаясь обратно к Украине, вот я теперь адвокат дьявола, и я говорю следующее. Рассказываю следующую историю. Встретился я не так давно с одним товарищем, товарищ служит в вооружённых силах Российской Федерации, имеет звание подполковника, занимает довольно серьёзный пост, ну, должность, от которого зависит обороноспособность нашей страны. И вот он высказывает такое мнение: «зачем нам нужна эта Украина? Зачем мы туда лезем? Это же другое государство. Вот у нас на Дальнем Востоке, там дела плохи, нам нужно туда деньги вкладывать, сюда деньги. Зачем нам эта Украина сдалась? Зачем нам сдался Харьков, Донецк, Луганск?» Я ему возразил – ну там же убивают русских людей, разве не так? «Ну и что» - ответил он мне. «Эти люди могут собраться и переехать жить в Россию. Если им там плохо, почему не переедут в Россию? И пусть живут у нас, и здесь мы будем о них заботиться». Как тебе такой подход?

Борис Юлин. Подход, во-первых, достаточно идиотский, потому что изгнание людей с насиженных мест – это, собственно говоря, одна из форм геноцида. Вот человек живёт, у него есть родная земля, где он родился, допустим, у него есть здесь и круг общения, и жильё, и так далее. И вот он должен сняться и ехать куда-то, где у него нет жилья, нет работы, где всё для него пока что неизвестно и непонятно. Просто потому что вот здесь ему какие-то нацисты сделали, что ему жить плохо. Может, лучше фашистов этих, нацистов нафиг? Т.е. почему люди должны эти уезжать, потому что это не нравится там, местным нацистам?

Александр Скробач. А вот, этот человек, к сожалению…

Борис Юлин. Нет, а теперь я хотел ещё к государственности перейти, типа кому чего нужно. Во-первых, это государство, я-то воспринимаю по-прежнему территорию бывшего Советского Союза как землю моей родины. Я советский человек.

Александр Скробач. Я тоже советский человек.

Борис Юлин. В этом отношении, давайте, вот просто, допустим, у нас Сибирь отделится с Дальним Востоком, и будет «ну это же другое государство», а потом отделится, допустим, Поволжье. И потом типа вот Московское княжество, а всё остальное – не наши дела? А почему не наши дела? Почему, вот у меня родственники живут в разных частях бывшего Советского Союза, почему это я теперь должен считать чужим… Я вообще даже не понимаю, почему я должен какой-то выбор делать между разными частями Советского Союза, где живут мои родные, которые я сам считаю моей родной землёй. Почему вот это должно быть моё государство, а вот это – чужое государство? ("ПП" Борис Витальевич четок и конкретен в высказываниях! Молодца!)

Александр Скробач. Ну этот человек тебе скажет – ну как же, сейчас признана членом ООН, есть границы, и мы туда не можем лезть.

Борис Юлин. Вот во Франции признали, допустим, типа такую вещь, как геноцид турками армян, и ввели уголовный срок для тех, кто не признаёт геноцид турками армян. На это, например, турецкий посол задал законный вопрос, типа «а я вот не признаю геноцид турками армян, вы меня будете сажать в тюрьму?»

Александр Скробач. Ну, посла нельзя, у него дипломатическая неприкосновенность.

Борис Юлин. А если просто турок приедет?

Александр Скробач. В тюрьму посадят.

Борис Юлин. Вот, а с какой стати? Вот здесь тот же самый момент, мол, типа другое государство, они объявили. А я не признаю законным вообще Беловежское соглашение.

Александр Скробач. И я его никогда не признавал законным, и не признавал никогда существование Украины как независимого государства. Никогда, ни единого дня, начиная с 92 года, вот никогда, честное слово. ("ПП" Скробач, да уймись ты уже! При чем здесь ты лично??? Такое впечателние, что он, назвавшись заранее историком и исследователем украины, не может допустить. что Юлин более успешен в формулировках и примеры Бориса Витальевича более яркие!)

Борис Юлин. Я признаю её как сложившуюся историческую данность, что сейчас существует украинское государство.

Александр Скробач. Временно.

Борис Юлин. Я не знаю, насколько оно временно будет существовать. Извини, самые разные ситуации бывали, когда вроде бы совершенно искусственные, непонятные образование потом постепенно складывались в довольно устойчивые государства.

Александр Скробач. Через большую кровь.

Борис Юлин. Даже не через большую кровь, а через большое внешнеполитическое вмешательство. Например, та же самая Бельгия была создана совершенно искусственно.

Александр Скробач. Да, абсолютно. Но так она и трещит по швам, собственно говоря.

Борис Юлин. Для того, чтобы трещать по швам, ей потребовалось 200 лет. [...] Многие страны и без этого по швам трещат через 200 лет существования. [...] Т.е. здесь это как раз…

Александр Скробач. Всё сложно, и всё зависит от внешних обстоятельств, просчитать и спрогнозировать которые сложно.

Борис Юлин. Бельгийское государство было чисто искусственное образование 1814 года. Всё, т.е. взяли и создали, притом даже не в Бельгии.

Александр Скробач. Подожди, там же, по-моему, ещё и голландцы с французами, по-моему, воевали, французы у голландцев что-то отнимали…

Борис Юлин. Там была то испанская вот эта вот была, испанские Нидерланды, то там Фландрия, там всё это. Там то испанцы господствовали, то французы, то претендовали, но никогда этим не владели, потому что это та самая часть, вот эти вот Нидерланды, которые были испанскими. Т.е. Голландия получила независимость, и Бельгия, которая тогда не получала независимость. Но после наполеоновских войн было принято решение, что вот здесь будет государство Бельгия, и всё, и никого.

Александр Скробач.
Слушай, я бывал в Бельгии и в Голландии, смотрел, я могу сказать так: в 91 году, в январе, я был в Голландии, я там жил определённое время. Тогда ещё номера отличались – у бельгийцев были белые с красным очень характерные номера автомобильные, а у голландцев синие с жёлтым или жёлтое с синим, я не помню. Но очень характерные, и очень сильно отличались. Голландцы когда видели на улицах бельгийские номера, хотя там уже Бенилюкс, границы никакой не было, переезжали её легко, они говорили – «бельгийцы, мы их не любим!» ("ПП" Пример хоть и дурацкий, но мне тоже рассказывали коллеги, проживающие в Бенилюксе, что не только голландцы, но и французы с немцами бельгийцев до сих пор откровенно недолюбливают).

Борис Юлин. Вот так вот, в принципе, и создаётся государственность и государства на новом месте и могут даже долго существовать.

Александр Скробач. Могут. Но возвращаясь к Украине, давай подумаем вот о чём.

Борис Юлин. В Бельгии был такой момент интересный. Там не было людей первого и второго сорта, там 2 государственных языка. ("ПП" Засомневался, полез проверять и правильно сделал. В Бельгии аж три официальных языка: нидерландский, французский и немецкий. Но почему-то за 200 лет никакой местный украинский суржик. типа украинского, замешанного на трёх соседних языках, ни в Валлонии, ни во Фландрии никто не объявил даже региональным).

[...]

Борис Юлин. ... Так вот, здесь вопрос в том, что язык, который на 91 год был языком меньшинства, объявлен государственным, и притом единственным, единственным государственным. То, что идёт преследование за неукраинскость.

Александр Скробач. За нелояльность.

Борис Юлин. Сначала была мода на украинскость, потом была…

Александр Скробач. Обязанность.

[...]

Борис Юлин. Это как раз развитие нацизма.

Александр Скробач. Согласен. Многие могут тебе сказать так – это не развитие нацизма, это построение национального государства. Вот в России сколько много народов, язык-то русский, государственный один.

Борис Юлин. Во-первых, в России нет ни одного национального меньшинства, которое могло бы дать хотя бы процентов 20 носителей другого языка, не русского. ("ПП" Кстати, как-то Шарий в своем блоге умничал относительно того, что на украине один язык может быть государственным точно также, как и в России - русский. Поэтому данный вывод  Юлина можно спокойно переадресовать щирому Анатолику).

[...] ("ПП" Дальше выкинул несколько интересных абзацев о языковых политиках разных стран).

Александр Скробач. Есть ещё одна идея о том, что Украина – это некий альтернативный России проект, естественно, эта идея идёт рука об руку с демонизацией России как таковой и жизни в ней. При этом у них полное раздвоение сознания, с одной стороны, они говорят, что в России всё плохо и ломятся сюда миллионами работать, и прекрасно они всё видят. И всё сравнивают и всё понимают. Конечно же, я это всё характеризую как паранойю и как секту, как-то так. И паранойя, и секта, возможно я пложу сущности, но суть заключается, на мой взгляд, в том, что сейчас главным вопросом является для нас для всех – для тебя, для меня и для всех наших зрителей является такой вопрос – что дальше? Что дальше? Вот сейчас, возвращаясь как бы к Новороссии, я думаю, что на все вопросы, которые я задал до этого, ответы мы дали. Сейчас возвращаемся к Новороссии, к ситуации в Новороссии. Мы сегодня не знаем, что будет дальше, судя по всему события набирают оборот, но, тем не менее. Сейчас можем сказать следующее – я как бы говорю, а ты оппонируешь мне, если не согласен.

Пункт первый, буквально по пунктам. Минские соглашения умерли, сдохли, по-украински.

Борис Юлин. Я бы сказал, они и не рождались, родились мёртвыми.

Александр Скробач. Согласен. Мёртворождённые. Вначале они умерли де-юре, т.е. это 1 января 2016 года они де-юре умерли, я читал, там всё про 2015 год, там просто план действий.

Борис Юлин. Знаешь, прежде чем задавать вопросы будешь, я просто по предыдущему моменту. ("ПП" Юлин взял управление беседой в свои руки, заявив, что он - эксперт, а Скробач - интервьюер! ))) )

Александр Скробач. Давай.

Борис Юлин. Обрисуем маленький нюанс. Начнём с того, что будущего, именно сначала глобальными крупными мазками, т.е. будущее любого нацистского государства, на самом деле, любого.

Александр Скробач. Предсказуемо.

Борис Юлин. Оно не то, что предсказуемо, оно было в истории не один раз. Во-первых, это уничтожение в какой-то момент тех, кто не хочет быть именно национально объединённым, т.е. мы смотрим на нацистскую Германию, можем посмотреть на нацистскую Венгрию или Румынию, т.е. это не один раз было.

Александр Скробач. Ну я понял. Эксперимент – мерило истины.

Борис Юлин. Т.е. вот это вот нарастание нацизма – оно абсолютно неизбежно.

Александр Скробач. Согласен.

Борис Юлин. И это будет проливаться кровь и так далее. Так вот, второе, так как там строится фашистское корпоративное государство, т.е. типа мы объединяемся, олигархи, так сказать, с угнетаемыми олигархами людьми, т.е. трудящиеся с олигархами объединяются, то нужно объединятся против какого-то внешнего противника, т.е. против внешнего Ктулху, это, собственно говоря, было у итальянцев при Муссолини, это было у Гитлера, т.е. у немцев при Гитлере. Блин, это было у румынов при Антонеску, это было у всех у них. И это неизбежно есть у Украины. Но дело в том, что подобный подход, подобная идеология, она неизбежно ведёт к тому, что нужно развязывать внутренние противоречия, внутренние, с помощью войны с внешним врагом. Т.е. страна неизбежно начинает воевать, потому что без войны фашистская идеология корпоративная удержаться не может.

Александр Скробач. Согласен. Подпишусь под каждым словом. Так вот, нашим зрителям вот мы сейчас постараемся ответить на вопрос – что дальше? Многие этим вопросом сейчас задаются – что дальше? Мы, конечно, вступаем на зыбкую почву прогнозов, да, но, тем не менее, попытаемся на основе аналитического анализа, как меня учили в университете, а тебя в МАИ, да?

Борис Юлин. Ну я и в педагогическом университете учился тоже, так что… Учили…

Александр Скробач. Везде и всегда, да.
Окончание следует
Tags: Донбасс, НАТО, Новороссия, Россия, СССР, Сурков, банки, война, войска, гражданская война, информационная война, история, казаки, капитализм, национализация, нацисты, олигархи, русские, санкции, украина, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments