Славяногорск

Клим Жуков про рождение революции: принципы внешнего воздействия. Часть 2

Продолжение. Начало здесь.

Разведопрос: Клим Жуков про рождение революции: принципы внешнего воздействия
02 мая 2017 года
Источник


Клим Жуков. Недовольных, несогласных. Не сильно спрашивая. До сих пор в Англии король Генрих VIII называется “добрый король Гарри”. Не “кровавый” и не “грозный”, а “добрый король Гарри”. В Европе вот так поступили. Кроме того, заполучив себе некий стартовый капитал, на котором можно было, потом строить нечто новое, англичане развили первоначальную промышленность, стали лить хорошие пушки, образовали себе ученых, которые стали пушки придумывать. Построили корабли и поплыли в будущие колонии. Америка, Южная Америка, Индия, Африка. И быстро, при помощи новых приспособлений, и организации армии привели их к колониальному состоянию. И вот после этого стали вывозить добро уже у них. Сначала ограбили своих, чтобы было с чего начинать.

Д.Ю. Стартовый капитал.

Клим Жуков. Да, совершенно справедливо. Был неплохой “startup” у Генриха VIII. А потому поплыли в колонии и стали сосать соки оттуда. Поэтому свою модернизацию им было чем оплачивать. А у нас колоний не было. У нас вся колонизация, это Сибирь. Поехали в Сибирь, а там, знаете, не сильно лучше, чем здесь, прямо скажем. В смысле продуктивности экологической системы. Там масса полезных ископаемых, но кто не знает, чтобы их разрабатывать, нужны деньги. В широком смысле, ресурсы. Их откуда-то брать надо. Чтобы брать их откуда-то, нужно кого-то ограбить. Вариантов в то время не было вообще никаких. Посмотрев по сторонам, обнаружив, что, да, можно захватить Прибалтику, там живет тысяч пятьсот человек, не сильно спасет. Посмотрели по сторонам: “О, крестьяне. Куда побежал, иди сюда. Сейчас мы будем с тобой новое нечто строить”. Все это оплачивалось только одним – сверхэксплуатацией крестьянина. Для чего, как мы со школы знаем, у нас ввели крепостное право. Потому его усилили, потом еще раз, еще раз и еще раз. Крестьяне были прикреплены к земле де-юре и де-факто. А иногда, или де-юре, или де-факто.

Мало кто у нас представляет себе Владимира Святого. С X века он же начал рассаживать своих, условно говоря, “русских рыцарей” на землю и смерд, то есть, зависимый крестьянин, не мог просто так уйти с земли, он должен был сначала отработать, а потом уйти. Это, во-первых. А, во-вторых, куда ты пойдешь, дорогой? Куда, кто тебя, где ждет? Ты дальше, чем до соседнего села за пять верст никогда не ходил, не знаешь, что там находится. Де-юре настоящей крепости не было у крестьян, но де-факто она была. Но, конечно, бежали. Колонизация, как я говорил, внутренняя была предпринята беглым крестьянством, которая закончилась тем, что появились казаки. Вольные казаки, в отличие от городовых. Это все беглые, которые от кого-то сбежали. Но это же от безнадеги от полной. Когда ты или здесь издохнешь, или попытаешься что-то сделать. Попытаться лучше всегда, чем просто так, задрав лапки, помереть. Опять же, переселялись как? Переселялись родами. Переселялись общинами и, оказавшись на новом месте, они переставали быть смердами, они становились холопами, то есть, рабами. Кто не знает, у нас холопство отменили только при Петре I. У нас при Петре I было вполне представительное количество холопов. У холопа было не очень хорошее гражданское состояние, но при этом он не платил налоги, не ходил в армию. Потому, что это не гражданин, это раб. И в этом отношении, конечно, холопом быть было очень прикольно. Потому, что, с одной стороны, у нас рабства настоящего не сложилось, это было очень архаичное, патриархальное рабство. Наш, условный, раб, холоп, мог владеть имуществом каким-то. И когда ты не платишь налогов, у тебя имущество крепнет. И Петр I уравнял крестьян с холопами, а холопов с крестьянами. Холопов стали брать в армию и заставили платить налоги. Отобрали у монастырей монастырских холопов. В первый раз, серьезно секуляризировав землю и имущество. То же самое, заставили платить налоги и ходить в армию.

Ну, и конечно, ужесточили крепость. При Петре I стало можно напрямую продавать крестьян друг другу. Или дарить. Чего раньше нельзя было делать ни в коем случае. При Алексее Михайловиче в “Соборном Уложении” 1649 года была напрямую запрещена продажа крестьян. Как-то раз мы об этом упоминали, еще раз скажу, если ту будешь играть в карты, бухать, играть в кости, ты сможешь просто своих крестьян с землей проиграть. А как только ты их проиграешь, ты утратишь боеготовность. Поэтому запретили и жестоко карали за попытки. А Петр I разрешил. Потому, что ему нужно было расширять базу дворянства, с которым только и можно было ходить на войну, заставлять их работать в чиновничьем аппарате, заставлять что-то строить. Это единственный образованный слой своего времени. ("ПП" Вдруг промелькнула мысль: а можно ли выстроить параллель с сегодняшним временем и предположить, что олигархов и прочих провороовавшихся чиновников не особо сажают и наказывают как раз для того,чтобы будучи пойманными сегодня, завтра они вынуждены становиться "эффективными менеджерами" в различных сферах и воровать уже для лиц, представляющихся "государственной машиной"?) Повторюсь еще раз, это и есть “европейский субстрат” внутри России. Они все были, так или иначе, европейски образованы, причем, чем дальше, тем сильнее. И вот, у нас есть “европейский субстрат”. Это дворянство и пребывающие около интеллигенты. Который, да, идет вверх. Развивается культура, наука, искусство, военное дело, промышленность. Дали по шапке Карлу XII, что аж залюбуешься. Долго старались, но в конце концов справились. Там Лесная, Полтава, и прочее.

И дальше-то все пошло вверх. Конечно флот, который построил Петр I, сгнил. Когда всякие дурачки, я по-другому их, извините, назвать не могу, говорят: “Чего там Петр I придумал флот, там дерьмовое дерево, он же сгнил”. Ну, товарищи, когда у вас есть выбор, что не будет никакого корабля, имея в виду, что нужен хороший, или будет три плохих. По-моему, лучше, когда будет три плохих. Задачу-то он свою выполнил. Подумаешь, сгнил, не сгнил. Честь и слава людям, которые на не самых хороших кораблях ходили на шведский фрегат “Элефант”. А оттуда стреляют из пушек очень серьезные специалисты. И вас там с абордажными топорами сверху ждут, давайте, попробуйте. Посмотрите на фрегат “Штандарт”, который к нам в Питер иногда заезжает, подойдите поближе и прикиньте, как туда лезть с лодки с топором. Там тебя будут ждать очень недружелюбные шведы, постреливая картечью периодически. Вот, да, люди так делали. Поэтому Петр I, безусловно, как метафора, поднял Россию на дыбы. Но это делал далеко не он один, это делали все его предшественники. Модернизация России назревала с Ивана III до Перта Великого. И была полностью оплачена трудом нашего русского крестьянина. Потому, что, в третий раз повторюсь, больше грабить было некого...

"Политическая пропаганда". И вот тут наблюдение "впроброс". Получается,ч то модернизацию при Петре Россия провела за счет ограбления и закабаления крестьянства. В СССР - за счет мобилизации крестьян по социальным лифтам в направлении города, изменив соотношение горожан к крестьянам с 10:90 до 75:25 . Возникает вопрос: готовы ли сегодня горожане отмобилизоваться для новой модернизации страны? Или к настоящему моменту преимущественно - ресурс никакущий, как бы не прискорбно это было констатрировать?

Клим Жуков. И вот, у нас есть европейская часть общества, которая является отражением воздействия Европы в России. Которая идет вперед, и это оплачивается трудом другой, основной части общества, которая в лучше случае стоит на мести или катится назад. Потому, что своего пика развитие крепостного права достигло при Екатерине II. Это коней XVIII века, а положение русского крестьянина в конце XVIII века было хуже, чем вначале XVII века, до смуты. Это невозможно себе представить, но это так. По аналогичному, схожему поводу Пьер Жозеф Прудон написал книгу “Философия нищеты”.

Д.Ю. И что там?

Клим Жуков. Где он на статистическом материале посчитал, как получается, что вот у нас XVI век, вот XVII век, начало XIX века, производительность труда растет? Да. И так, и так растет. А почему жизнь рабочих все время ухудшается? Вроде производим больше, а чего люди-то хуже живут? Ну, Прудон, как первый анархист в мире, сделал однозначный вывод, что собственность, это кража, любая. За что его потом жутко затроллил Карл Маркс, написав книжку “Нищета философии’. Но его, так сказать, статистические опыты Прудона были вполне себе ценны. У нас было то же самое. Вот у нас прекрасный Петербург, Москва ничего себе, армия. Армия оказалась в итоге такая, что мы дошли до Парижа. А потом до 1840-х годов нас называли жандармом Европы потому, что мы всю эту Европу держали за одно место. А крестьянин, который все это оплачивает, живет все хуже. У него положение ухудшается. ("ПП" Сегодня ситуация очень схожая! Рейтинги на международной арене растут, а внутренняя политика проваливается все глубже и глубже). Да, конечно, после Екатерины II положение стало выправляться. То есть, крепостному праву давали послабление. Александр II вообще подумывал о том, что неплохо было бы его отменить. Не отменил. Издал абсолютно “проституцкий” закон “О хлебопашцах”. То есть, кто хочет, отпускайте. Все сказали: “Дайте-ка подумать. Не хочу”. И не отпустили. Кроме Бенкендорфа, который отпустил хитро, он их отпустил без земли. А потом эту землю отдал им в аренду.

Д.Ю. Молодец.

Клим Жуков. Отлично просто, я считаю. Ну, немцы они такие. Как известно:
Ведь немцы тороваты,
Им ведом мрак и свет.
Земля ж у нас богата,
Порядка в ней лишь нет.
Пока мы забежали вперед. Вернемся обратно к Екатерине Великой. Екатерина Великая, это первая из русских руководителей, которая поняла, что что-то здесь не так. В самом деле, это довольно стремно руководить гигантской страной, с большим населением, где у тебя есть 600 тысяч дворян и членов их семей и, скажем, 30 миллионов крестьян, которые все это оплачивают. Эти 30 миллионов крестьян живут не просто плохо, они еще вынуждены от безысходности, от отчаяния периодически устраивать бунты. Как “маркиз” Пугачев, например, что Екатерина видела. Живешь как на пороховой бочке.

Д.Ю. Не поймешь, где жахнет.

Клим Жуков. В любую секунду. Опять же, Екатерина прекрасно знала, что бывает с сильно зарвавшимися царями, она своего мужа убила. И Ивана VI при ней же придавили. Она просто могла применить эту ситуацию к себе. Все это было очень наглядно. И поэтому она переписывалась со многими видными философами своего времени. С Вольтером, например. Был ее любезный друг по переписке. Ей предлагали всякие разные выходы и вполне определенно указывали, я уверен, она и сама понимала, явно, не будучи дурой, что у тебя главный вопрос в стране, неразрешенный, это земельный вопрос. Крестьянский вопрос. Надо было что-то делать. Причем было абсолютное понимание, что нужно отпускать крестьян. Но, отпустишь крестьян, кто будет оплачивать развернувшийся европейский фуршет? Куда ты денешь всех этих дворян, которых нужно просто кормить. Я уж не говорю, что вооружать, учить, развлекать. Потому, что образованному человеку требуются развлечения. Если хоть что-нибудь в жизни видел, тебе нужны впечатления новые. Кто за это будет платить? Не смотря на всю продвинутость тогдашней науки, вся эта наука находилась в зародышевом состоянии. Уровень рефлексии не позволял вскрыть конкретных механизмов, которые двигают общество. Все же были идеалисты в основном, и были абсолютно уверены, что государство, это личность правителя. Что управление государством, это воля правителя. Или трансляция воли правителя через подчиненных. То есть, это чистейший идеализм, который не имеет ничего общего с реальной практикой. Но тогда этого никто не знал. Поэтому вскрыть конкретных механизмов, которые происходили тогда, тоже не могли. Хотя негатив видели, описывали его вполне уверенно и правильно. С крестьянами нужно что-то делать. Ну и Екатерина, поняв, что нужно что-то делать с крестьянами, принялась дарить их десятками тысяч своим любовникам, полезным людям. При ней крепостное право достигло высочайшего расцвета. Вот диалектика этой прекрасной женщины, Софии Августы Ангальт-Цербстской Романовой.

Д.Ю. Многие не в курсе, что она немка.

Клим Жуков. Ну, она не просто немка, она почти стопроцентная немка. У нее там случайно затесались какие-то дольки крови Рюриковичей, которые тоже совсем не славяне.

Д.Ю. Говорят, в Николае II была одна сто двадцать восьмая часть русской крови. Куда смотрят русские националисты, непонятно. Это же не наш царь.

Клим Жуков. Или одна сто тридцать шестая. Святым назначили еще, это же немец какой-то. Ну вот, София Августа Ангальт-Цербстская была очень диалектичной личностью потому, что с одной стороны она абсолютно точно видела, что с крестьянами надо что-то делать, земельный вопрос надо решать. Думала об этом много, но при этом делала все ровно наоборот.

Д.Ю. Баба.

Клим Жуков. В данном случае, это не баба, это высший представитель правящего класса. Она тут была несамостоятельной фигурой, как и любой правитель в мире, во всей истории человечества. Это всего лишь перископ, который поднимает над собой правящий класс. Куда его снизу повернут, туда он и нос повернет.

Д.Ю. Хочешь сказать, что и товарища Сталина так вытаскивали?

Клим Жуков. Пролетариат, конечно. Товарищ Сталин, это абсолютный продукт своей эпохи. Как и товарищ Ленин. Это люди, которые вышли наверх на волне...

Д.Ю. Я бы не стал сравнивать товарища Сталина с перископом, блин. И тебе не советую. ("ПП" Хаха! Вот тут Пучкова поддерживаю!!)

Клим Жуков. Он просто хороший перископ, очень хороший. А Екатерина была не очень, через нее было плохо видно куда корабль плывет. А через товарища Сталина было видно лучше, обзор шире, оптика просветленная, прицел нарисован. Вот так. До товарища Сталина нам еще далеко. Все это не могло не жахнуть. И это жахнуло со смертью Александра I, который тоже все понимал, но ничего не сделал. Более того, при Александре I Россия достигает высшего своего могущества. Потому, что мы одолели армию всей Европы. Возглавленную лучшим полководцем, опять же, всей Европы за последние лет 600. Такого прекрасного человека, как Наполеон Бонапарт, история человечества Нового времени просто не знала. Это был лучший полководец, лучшая армия, лучшая экономика, которую мы буквально за полгода ушатали. А потом дошли обратно до Парижа к 1815 году. Это триумф. Значит все, что мы делаем, это правильно. Это был последний момент, когда можно было усилием сверху развернуть корабль под названием Россия в совершенно другую сторону. История могла бы пойте не то что сильно иначе, по крайней мере, менее кроваво. Но, так как мы победили Наполеона, значит делать ничего не надо. И Александр I консервирует состояние неравновесности двух подсистем внутри одной системы. ("ПП" И как изложенная ситуация похожа на царствование Владимира Владимировича! ))) ) Это европейской части и местной эндемичной части крестьянства. Крестьянства больше, оно получает всех меньше, оплачивает эту маленькую надстройку. Причем оплачивает с большим избытком. Он зафиксировал это положение, не стал ничего менять, отделавшись некими косметическими мерами. Таким образом, он вслед за Петром, вслед за Екатериной отложил решение вопроса на будущее. А напряжение накапливалось.

Д.Ю. Мне это напоминает одного персонажа из художественного фильма “Безумный Макс”.

Клим Жуков. Мастер-Бластер?

Д.Ю. Да. Это он. Внизу здоровенный дебил, а на плечах у него душат его ногами за шею злобный карлик, который великаном рулит, направляет его везде. Для своих всяких удовольствий. Вот эта сволочь очень сильно напоминает.

Клим Жуков. Ну, тут опять же нужно понимать, что карлик рулил для собственных удовольствий. А это же объективно было совершенно, я же говорю, это началось при Иване III. Даже раньше. Смешно конечно. На теле гигантского народа сидела небольшая надстройка, которая сосала из него просто все соки. Создавала при этом великие произведения искусства, побеждала в войнах, развивало науку.

Д.Ю. Жить от этого было не легче.

Клим Жуков. Но всем остальным жить от этого было не легче. Уже при Александре I, если почитать воспоминания тогдашних наших дворян, ты понимаешь, что это нерусские люди. Это просто нерусские люди, они называются Саши, Вани, Пети. И отчества у них вполне вменяемые, понятно, что кроме остзейских немцев, которые были в большом количестве, но они были просто немцы. А наши, отечественные, из-под Калуги, Смоленска, Рязани. Они писали свои воспоминания, как правило, по-французски. Во время войны с Наполеоном, заметная часть приказов в армии, которые писал Кутузов, были написаны по-французски. Правда, чтобы оправдать Михаила Илларионовича, нужно сказать, что в Австрии тоже большинство приказов писалось по-французски. Вот в чем дело.

Д.Ю. Так и вижу, как товарищ Жуков пишет приказы по-немецки.

Клим Жуков. Но это же люди нерусские, в итоге, это люди европейские. У них совершенно другая жизнь, другая мораль, другие ценности, другое образование. Они когда оказывались у себя в имении, где живут те самые крестьяне, которые им засылают в столицу денежку, они всегда были в шоке от того как люди живут.

Д.Ю. Один мой очень толковый товарищ мне приводил пример, что для крестьян выезд барина на охоту и еще чего-то там, это натурально марсианин на боевом треножнике. Кто это, что, зачем, чем они занимаются? Из этого, кстати, есть продолжение, что вся тяга наших людей, дорвавшихся до власти, к бане, охоте, рыбалке, это “барин этим занимался и мы должны”. Надо копировать.

Клим Жуков. Да. Марсианина копируем, прикольно же. К концу XIX века эта разница приобретет катастрофические размеры. Когда Бунин писал “Окаянные дни”, говоря о “восставшем хаме”, это же понятно, что пишет иностранец. Он же этих людей за своих вообще не считает. Это конечно скотство, но его осуждать трудно, он так вырос, его так воспитывали, поколениями. Поколениями он так воспитан. Потому, что крестьянин, это какой-то непонятный человек. Который почему-то тебе должен. Кстати, не очень понятно почему. Просто ты привык, что он должен. И тут оказалось, что у крестьянина мысли есть по поводу своих каких-то прав. Что за чушь? Поэтому, просто элементарно на уровне культурной разницы, уже там было не все в порядке. Вернее все было не в порядке. При этом, повторю, это был совершенно объективный процесс. Если бы мы при Александре I смогли, учитывая гигантский энтузиазм и единение народа настоящее, которое было после победы над Наполеоном, все это развернуть. Да, все могло бы пойти как-то иначе. Но мы так обрадовались, что все законсервировали. Для крестьян это был, конечно, страшный удар. Потому, что война была по-настоящему народной. Участвовали в ней впервые за очень долгое время далеко не только дворяне. Массово. Рекрутский набор был серьезнейший, армия была задействована очень большая. Люди смогли Европу посмотреть, в пехоте. И вот грандиозная победа, война объявлена Отечественной.

Д.Ю. Как, извини, перебью, актер Леонов. “За границей бывали?” - “Да”. – “Где?” – “В Праге”. – “Как? Самолетом, поездом?” – “Пешком”.

Клим Жуков. Да. Вот также: “Были в Париже? Как?” – “В пехоте”. Пешком был. Крестьяне ждали, что будет отменено крепостное право. Они так послужили государю-императору, что он в знак благодарности должен их как-то приголубить. А он ничего не сделал, то есть, абсолютно. Ну, а помещикам было вообще в радость, они же победили Наполеона. Они тут же разъехались по своим имениям ходить в баню и охотиться. Хотя конечно всплеск был колоссальный потому, что из Европы, в том числе и дворяне, насмотревшись на всякое, привезли новую европейскую прививку. Потому, что если мы, как экономика, серьезно интегрированы в Европу. И мы продолжали серьезнейшим образом быть интегрированы в Европу. Европа продолжала на нас давить экономически. Если кто-то думает, что мы победили Наполеона, и наши войска помогают давить венгерское восстание в Австрийской империи, и мы тут стали самые главные, и все болезни, о которых я говорил раньше, преодолены, ничего подобного. Они продолжали только нарастать. Европа в качестве давления экономического на нас... Элементарно, посмотрите, почему мы оказались на разных сторонах баррикад с Наполеоном? Нам делить с ним было вообще нечего. Потому, что нас экономическими методами заставили англичане это делать, которые являлись серьезнейшими нашими контрагентами в торговле. Очень много, чего покупая, и, поставляя взамен, соответственно, высокотехнологичные изделия. Нас вынудили вступить в войну в первую очередь экономическими мерами. Нам выгодно было находиться в торговых отношениях с Англией, а Наполеон нас принуждал к континентальной блокаде. Что было напрямую невыгодно. Вот яркий маркер того, как нас Европа экономически давила. Повторюсь, она была мощнее России в разы. Не смотря на наши блестящие победы и успехи в поэзии.

Д.Ю. И в балете.

Клим Жуков. И в балете, а ракет мы тогда еще не делали и Енисей не перекрыли. Зато балет был хороший и стихи писали замечательные. Правда, в Европе наши стихи не воспринимали вообще потому, что для нормального европейца Александр Сергеевич Пушкин, это средненький подражатель французской поэзии конца XVIII века.

Д.Ю. Печально.

Клим Жуков. Ну, они же по-русски не понимают. Они не знают, что для нас Пушкин. Точно также сложно объяснить, что для немцев Гете.

Д.Ю. Или для англичан Чосер. Чего он там чесал.

Клим Жуков. Да. Видишь ли, мы до сих пор имеем европейское образование. И для нас Чосер и Гете абсолютно понятны. А Пушкин для европейцев непонятен потому, что мы прививку “европейскости” получили и продолжаем получать, а они русской прививки получили только с казаками, “бистро”. Когда в Шапель-о-Сене раскопали неандертальца, то сказали, что это спившийся казак. Который отбился от войск Кутузова. Точно таких же. И от похмелья умер в пещере.

Д.Ю. В английском языке “монголоид”, это даун. Даунов называют “монголоидами”. Я все время думал, ну, монголоид. “От заката до рассвета” вначале шериф: “Этот монголоид...”. Я даже перевел, как “монголоид”, а оказалось “даун”. Потому, что это дети от монголо-татарского нашествия.

Клим Жуков. Это мы все, собственно. Не получили европейцы прививку “русскости”. При Николае I все было отлично, как раз мы были жандармом Европы, творил Пушкин, Сперанский составил свод законов. И грянула Русско-Турецкая война, которая закончилась Крымской войной. Первой репетиции к Мировой войне. Тут выяснилось, что наша большая армия, самая большая в Европе, отличные офицеры, просто лучшего европейского уровня, нормально обученные и неплохо мотивированные солдаты и матросы , этого недостаточно, чтобы выиграть в войне. Этого недостаточно даже для того, чтобы просто в ней устоять. Просто потому, что мы столкнулись теперь не с армией. Первый раз, когда в истории родной страны мы столкнулись не с армией, а с гигантской экономической машиной, которая перед собой, как таран, несла армию. И, в общем, при паритетном вооружении, что бы там ни говорили, у англичан, французов...

Д.Ю. Нарезные винтовки.

Клим Жуков....Сардинцев. У них не было подавляющего превосходства. Такого, как с папуасами в Африке расправлялись. Ничего подобного, у нас было примерно паритетное соотношение. Но логистика у них была на совершенно ином уровне. Обеспечение армии на совершенно ином уровне. Притом, им таскать приходилось из Англии и Франции амуницию, боеприпасы, еду и прочее. А мы вроде в своей стране. Но из Англии корабль поспевал к Крыму гораздо ловчее, чем у нас из Петербурга приходило что-нибудь в тот, же Севастополь("ПП" Именно поэтому я чуть ранее выложил выступление Жирика в Госдуре по поводу развития транспорта в России. Ибо с транспортом мало того, что проблем до хера, так их еще усугубляют с каждым днем все больше. Наступая по второму кругу на грабли. по которым Россия уже когда-то изрядно потопталась). Хотя вроде бы одна страна. Потому, что у нас не было дороги нормальной. А дороги у нас не могло быть нормальной потому, что местное население было в этой дороге не заинтересовано. Зачем нужна крестьянину такая дорога, по которой можно возить супергрузы? Она ему вообще не нужна. Он сам на месте поднимать эту дорогу не будет. Точно также не будет ее поднимать местный помещик. И местное земство не будет поднимать. Потому, что тут мы производим хлеб, например, который все равно доедет до какого-нибудь черноморского порта или рижского порта, и продастся он отлично в Европу. Зачем тебе лишние расходы? Незачем. Траты все находятся в руках государя-императора. Государь-император обеспечивает подъем европейской части России, того самого низкоэнтропийного субстрата, который вел Россию вперед. А тут его оплачивают, тут топка паровоза. В топке паровоза дороги не нужны. А вдруг оказалось, что нужны. И вдруг оказалось, что дворян элементарно не хватает даже на офицерские должности. Потому, что их убивают, как это ни странно, на войне и нужно быстро поставлять новых. А чтобы их поставлять, их нужно учить, с запасом. Что-то надо было делать.

Д.Ю. Школу младших командиров.

Клим Жуков. В школу младших командиров должны прийти люди со школьным образованием, чтобы что-то соображать. А крестьяне не получали вообще никакого образования. Александр II вынужден был пойти на решение земельного вопроса. Он, конечно, не хотел, но к его правлению все повернулось так, что деваться было просто некуда. Это еще при Екатерине и при Александре I можно было маневрировать так, этак. Провести какой-нибудь эксперимент сначала. Создать службу жандармов, которая сделает так, чтобы тебя свои же дворяне не удавили за излишние инициативы, а могли. Александр I, я уверен, в том числе не пошел на земельную реформу потому, что он помнил, что его друзья сделали с его папой. И где гарантия, что они с ним то же самое не сделают?
Окончание следует