k2_3300 (k2_3300) wrote,
k2_3300
k2_3300

Categories:

Минздрав РФ: Спрос на лекарства вырос в 15 раз. Таков бизнес "Биг фармы" на поддельных "пандемиях"?

"Политическая пропаганда". Очередное подтверждение того, что паника вокруг "пандемии" коронавируса затеяна не ради избавления человечества от оного, а ради введения в нашу жизнь самой паники как обязательного условия существования. Чтобы периферийные фармацевты и "Биг фарма" могли наживаться все больше и больше на нас с вами. Первое сообщение из России о том, как резко взлетел спрос на лекарства (особенно на противовирусные и антибактериальные препараты). Второе о том, как в США с 2014 по 2018 год, несмотря на довольно неплохие показатели прибыльности, фармацевтические кампании ощущали некоторый спад прибылей. Который, как несложно догадаться, в этом году будет с лихвой компенсирован.


Мантуров сообщил о выросшем в 15 раз спросе на лекарства
15 ноября 2020 года

Источник


При этом производственные мощности производителей выросли только вдвое. Мантуров отметил, что никто не был готов к такому спросу. Дефицит лекарств в отдельных регионах страны начался в октябре

В России спрос на лекарственные средства увеличился в 15 раз. Об этом заявил министр промышленности и торговли Денис Мантуров в эфире телеканала «Россия 1».

«Произошел резкий рост потребления — в 15 раз. В июне мы понимали и предполагали, предусмотрели наращивание объемов в два раза. Но, конечно же, никто не предполагал 15-кратного роста», — сказал министр. ("ПП" Ошиблись в 7,5 раз? Это к вопросу о компетентности "спецов" в министерствах и ведомствах, погрешность в расчетах которых которых в 1300% свидетельствует об их крайне низкой квалификации).

По словам Мантурова, ситуация с наличием препаратов в аптеках сейчас начинает выправляться благодаря производителям, которые нарастили производство. «Все производители максимально увеличили производственные мощности. Уже получаем информацию с мест, что ситуация улучшается», — заявил глава Минпромторга.

Информация о дефиците лекарств в регионах начала поступать в октябре. В Пермском и Алтайском краях, в частности, сообщали об ажиотажном спросе на противовирусные и антибактериальные препараты на фоне пандемии коронавирусной инфекции, из-за чего эти средства практически пропали из аптек.

Причиной нехватки лекарств стали сбои в системе маркировки препаратов, которая стала обязательной с лета 2020 года. По словам Мантурова, регионы оказались технически не готовы к нововведению. После этого аптекам разрешили продавать лекарства без маркировки.
В начале ноября премьер-министр Михаил Мишустин сообщил, что некоторые регионы столкнулись с нехваткой лекарств из перечня жизненно необходимых и важнейших препаратов (ЖНВЛП). Глава правительства назвал такую ситуацию недопустимой и распорядился создать федеральный центр по обеспечению граждан лекарствами.

Минпромторгу поручили контролировать ситуацию с наполняемостью аптек в регионах. В Кремле заявили, что оперативный штаб по борьбе с распространением COVID-19 занимается планированием и прогнозированием потребности в медикаментах, чтобы избежать дефицита.

"Политическая пропаганда". Кстати, еще в августе, то есть до начала "второй волны" электронные аптеки отмечали рост продаж масок, который в 60 раз превысил показатели августа 2019 года. Можно сказать, что в 2020-м году медицинские маски стали "маст хэв" (должным к приобретению) товаром, при том, что реальная помощь от них изначально ставилась под сомнение даже ВОЗом.



Фармацевтические компании лидируют по прибыльности
05 марта 2020 года
Источник
Первоисточник (на англ. яз.): Fred D. Ledley et. al.// Profitability of Large Pharmaceutical Companies vs Other Large Public Companies//JAMA 2020;323(9):834-843; DOI:  10.1001/jama.2020.0442


Прибыль больших фармацевтических компаний с 2000 по 2018 год сравнили с прибылями других больших компаний. Чистая годовая прибыль, выраженная в виде процента от выручки, для фармкомпаний оказалась значительно выше: 13,8% против 7,7%. ("ПП" Напомню, что именно с начала 2000-х годов многие представители фармацевтических кампаний, работавшие в ВОЗ в качестве консультантов, перешли в штат этой организации на руководящие должности. Поэтому начало XXI века может считаться новым этапом в деле формирования прибылей у "Биг фармы").

Из-за высокой цены многие лекарства становятся недоступными для значительной части потребителей. Чтобы понять, как можно снизить затраты на препараты, необходимо изучить прибыльность фармацевтических компаний. Американские ученые решили проверить, насколько большую прибыль получают фармацевтические компании и провели сравнение с бизнесом в других областях. Результаты исследования опубликованы в журнале JAMA: ключевая тема номера журнала — стоимость разработок и лекарств, а также доходы фармкомпаний.

Авторы проанализировали открытые данные о продажах и различных затратах компаний в промежутке с 2000 по 2018 год. 35 крупнейших фармацевтических компаний из индекса S&P500 (индекс включает публичные акционерные компании с наибольшей капитализацией) они сравнили с 357 не связанными со здравоохранением компаниями из того же списка.

Были рассмотрены различные показатели прибыли: валовая прибыль — разница между выручкой и себестоимостью проданной продукции или услуги; прибыль до вычета процентов, налогов и амортизации (EBITDA, или прибыль до налогообложения от основной деятельности); и чистая прибыль — то, что остается у компании после выплаты налогов. Чистая прибыль, как правило, используется для того, чтобы оценить, насколько хорошо предприятие приносит доход, и является наиболее показательной. Годовая прибыль рассчитывалась в проценте от выручки.

За период с 2000 по 2018 год показатели 35 крупных фармацевтических компаний были следующими (в триллионах долларов США): совокупная выручка — 11,5, валовая прибыль — 8,6, EBITDA — 3,7, чистая прибыль — 1,9. Те же показатели для 357 нефармацевтических компаний: совокупная прибыль — 130,5, валовая прибыль — 42,1, EBITDA — 22,8 и чистая прибыль — 9,4 триллионов долларов.

В процентном соотношении от общей выручки все медианные годовые показатели были значительно выше у фармацевтических компаний. Валовая прибыль в этой отрасли на 39,1% выше, прибыль до вычета налогов — на 10,4%, а чистая прибыль — на 6,1% выше, чем в других отраслях. Абсолютные показатели чистой прибыли составили 13,8% в год против 7,7%. При использовании регрессионных моделей, учитывающих размер компании и год, а также включающих только компании, указавшие расходы на исследования и разработки, разница была меньше, однако перевес фармацевтической промышленности сохранялся.

Что любопытно, с 2014 по 2018 год доходность фармкомпаний существенно упала. В этот период чистая прибыль этих предприятий отличалась от других несущественно. Как отмечают авторы, чтобы понять, является ли эта тенденция значимой, нужно провести дополнительное исследования.

"Политическая пропаганда". И что получается?  Попаранойю немного и сведу воедино все наблюдения по поводу коронавируса, которые я формулировал в рамках блога. Итак, чтобы не допустить повторения падения прибыли в 2014 -2018 годов, "Биг Фарма" при содействии ВОЗ, предложила Всемирному Банку в 2017 году провести спецсеминар по моделированию ситуаций вокруг грядущих пандемий, а по сути совершить террористический акт по запугиванию чиновников, представлявших страны-члены Всемирного банка. Было заявлено 6 направлений, по которым прямо в ближайшие годы (ближе аж некуда) могут разразиться пандемии (филовирусы, гриппообразные вирусы, коронавирусы и три вида лихорадок). Страны повелись, начали участвовать в этом заговоре, закупая "иммунологические препараты" и прочую муть. Параллельно расчет строился и на то, что при объявлении пандемии и при отсутствии внятных объяснений о профилактике заболевания, люди ломануться закупаться впрок широким спектром близкородственных лекарств. Ну и че? 31 декабря 2019 года (чтобы успеть использовать в названии "бедствия"  номерок "19" было объявлено о первом заражении в Китае, а  11 февраля 2020 года было объявлено "КОронаВИрус Дизиз" (бедствие), сокращенно "ковид-19". После чего, с прибылями у "Биг фармы" стало лучше прежнего.
Приведу цитату из статьи, опубликованной еще 09 декабря 2013 года на сайте газеты "Версия" под таким заголвочным комплексом: "Смерть по рецепту: Доходы крупнейших фармацевтических компаний превышают доходы от продажи нефти, оружия и автомобилей. В том числе благодаря реализации подделок":


Продажа лекарств сегодня – один из самых выгодных видов бизнеса в мире. Набирает обороты торговля поддельными медицинскими препаратами. Ежегодный мировой оборот торговли фальшивыми лекарствами, по самым скромным оценкам, составляет от 15 до 20 миллиардов долларов... ("ПП" И это по состоянию на 2013 год).

Сегодня весь лекарственный фальсификат можно разделить на несколько категорий. Вот градация Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ):

препарат-пустышка (плацебо), в котором лекарственная субстанция отсутствует вообще (зачастую весь препарат состоит из простого мела) — представляет опасность в случае сердечных приступов или сложных заболеваний;

препарат-имитация, в котором действующее вещество заменено другим, более дешёвым и, как правило, менее эффективным, – применение такого препарата может повлечь за собой смерть пациента; изменённый препарат, в котором действующее вещество то же самое, что и в оригинальном препарате, однако дозировка не соблюдена, – его применение либо не гарантирует результата (в случае недостатка действующего вещества), либо может вызвать побочные эффекты (в случае передозировки);

копия препарата – и состав, и дозировка совпадают с оригинальным препаратом, однако качество действующего вещества не может подтвердить никто, кроме самого производителя.

Один мой информированный знакомый недавно рассказал, что больным пенсионного возраста в случае поступления в городскую больницу с диагнозом неясной этиологии или вовсе не поддающимся лечению часто прописывают вышеописанные снадобья. То есть попросту мел.

Проблема поддельных лекарств давно вышла на государственный уровень. И если за неё не взяться сегодня, может пострадать генофонд нации.


"Политическая пропаганда". А теперь представим себе, что к 2020-му году "Биг фирма" додумалась наживаться не на поддельных лекаствах, а на поддельных пандемиях. То есть, болезнь как бы есть, но благодаря пропаганде из каждого утюга ее пагубное воздействие на здоровье раздувается до космических масштабов и заставляет людей в панике скупать все возможные лекарства. Это я уж не говорю, как по некоторым данным накручивают счетчик статистики - не только приписками, но и концентрированием в одних и тех же помещениях больных коронавирусом с пациентами, у которых были диагностированы совершенно другие заболевания.
Ну и доходит до того, что исследования заявляют о неких "аномальных трендах" на рынке фармацевтических препаратов (статья
"На российском рынке лекарств обнаружили «аномальные тренды», ИА "Росбалт" за 30 октября 2020 года) :

...рынок в 2020 году демонстрирует «аномальные тренды». На потребителя заметное влияние оказывают два фактора: первое — ухудшение финансово-экономического положения и снижение покупательной способности населения; второе — изменение потребительских предпочтений, связанных с распространением коронавирусной инфекции.

Второй фактор особенно влияет на структуру продаж и рост групп аптечного ассортимента: связанные с «лечением» группы имеют положительную динамику; остальные группы или не растут, или имеют отрицательное изменение в упаковках.

"Политическая пропаганда". Ну а теперь вспомним, что вслед за "ковидом" могут последовать еще как минимум пять типов пандемий, от которых тоже надо будет срочно спасаться, закупаясь лекарствами. И велика вероятность, что при отсутствии протоколов лечения новоизобретенных "пандемий", да еще при поступлениях больных с диагнозом неясной этиологии, лечить и самостоятельно излечиваться будут всем, что попадется под руку, в том числе и плацебо (ибо "Не навреди!"). И это сулит очень хорошие прибыли "Биг фарме".
Tags: Россия, ТНК, здравоохранение, медицина, мир, мифологизация, финансирование, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment