k2_3300 (k2_3300) wrote,
k2_3300
k2_3300

Categories:

Украинофилия как явление отечественной политики со времен Петра I (на основе статьи А. Пыжикова) Ч.2

10 гривен.jpgОкончание. Начало здесь.

Во время правления Петра Первого в России сформировалась оккупационная администрация
10.02.2019
Источник
Александр Пыжиков


Украинский фактор

...Петр всячески поддерживал статус Украины как особой, привилегированной территории в составе России, тратил немало средств на ее обустройство. За счет казны воздвиг там несколько крепостей для защиты от турок, закупал вооружение для местного воинства, освобождал от поборов. Первым из Романовых посетил Киев, где оставался почти все лето 1706 года. Однако успехи армии Карла ХII, разгромившего Саксонию, Польшу и нагрянувшего на Украину, подтолкнули Мазепу к антироссийскому союзу; лишь Полтавская победа 1709 года переломила ситуацию. Но даже такое откровенное предательство не сказалось на трепетном отношении к украинским «братьям», в чем Петр шел по стопам отца, Алексея Михайловича. Манифестом от 11 марта 1710 года великорусским людям строго запрещалось «делать оскорбления малороссам, попрекать их изменою Мазепы», виновным грозило жестокое наказание и даже смертная казнь за дерзкие обиды!

"Политическая пропаганда". Есть хорошие русские пословицы по этому случаю: "Хоть ссы в глаза - все божья роса!" и "Битому неймется". И как все это напоминает заигрывание с партийной укротусовкой Никиты Сергеевича Хрущева 2,5 веками позднее. Причем Хрущев пытался заручиться поддержкой "немосковского" и криптоантимосковско-националистического элемента в деле предательства памяти Сталина и в деле ревизионизма социалистических преобразований, терпя всяческие выходки от хохлов. И значит, Петр заигрывал с хохлами с похожей целью? Знал Петр Алексеевич, что ломает в России уклады не только в низах, но и вверхах. А лучших деструкторов кроме политически или финансово ангажированных хохлов, видать, было не найти ни тогда, ни во времена Хрущева. Кстати, есть интересный пост в ЖЖ Кирилла Мозгова, написанный еще 10 лет назад, в котором автор проводит параллель между деятельностью Петра I  и Никиты Хрущева в деле деидеологизирования общества: если первый создал Синод православной церкви в качестве структуры, подконтрольной госвласти, удалив на 200 лет из РПЦ должность патриарха (восстановленную только 18 ноября 1917 года), то второй в 1956 году решил удалить из истории и памяти людей "отца народов" СССР - Иосифа Сталина). (См. ЖЖ Кирилла Мозгова от 25 февраля 2011 года пост "Петр I и Никита Хрущев").


А кто помогал Петру I с Синодом, составив "Дузовный регламент" и кто возглавил его впоследствии с 1721 года побывав и замом и первейшим членом такового? Еще один идейный хохлоцентрист Феофан Прокопович, ректор вольнодумной по тем временам Киево-Могилянской академии.  Но перед этим он успел отличиться следующим образом: "Образование получил в Киево-Могилянской академии; совершенствовал свои знания во Львове и после перехода в униаты обошёл пешком всю Европу. Посещал университеты в Лейпциге, Халле, Йене. В 1701 году в Риме поступил в прославленную тогда иезуитскую коллегию св. Афанасия, учреждённую для греков и славян". Затем он в 1704 году вернулся в Киев и, - блядь!!!! Я уже худею просто от этих хохляцких религиозных и политических перверсий -  "снова перешел в православие". А так можно было, да?!!! Далее работая преподавателем поэтики в Киево-Могилянке, написал трагикомедию "Владимир", в эпилоге которой "особенно прославляются царь Пётр и Мазепа за покровительство Киево-Печерской лавре и академии" и панегирик (см. в статье "Википедии" "Феофан Прокопович": "по случаю Полтавской победы 1709 года сочинил панегирическую проповедь, которая была по приказанию Петра переведена на латинский язык самим автором".. А вот когда он уже фактически возглавил Синод после смерти своего предшественника Яворского, то развернулся в нем по полной: "В то время, как представители великорусской церковной партии и старшие иерархи из киевских учёных, руководителем которых был Стефан Яворский, в своих воззрениях на отношения светской власти к духовной, а также и в некоторых богословских вопросах, склонялись к католическому учению, Феофан стоял на точке зрения, близкой к убеждениям протестантских богословов, среди которых он имел немало друзей и почитателей". И теперь напомните, что там околопутинские охранители топят про "Русь православную"? О каком варианте какого периода идет речь тогда, ась?

Тем не менее украинские историки сдержанно относятся к персоне Петра I, усматривая в нем некую предубежденность по отношению к Украине в целом. В доказательство приводится назначение П. П.Толстого нежинским полковником в 1719 году на место умершего Жураковского. Это первое возведение русского аристократа в высокий украинский чин оскорбляет любителей «незалежности». Хотя возмущаться здесь особенно нечем, поскольку этот Толстой являлся зятем нового гетмана Скоропадского и получил назначение по просьбе тестя. Бурю негодования вызывает учреждение в 1722 году Малороссийской коллегии для ведения дел данной территории. Это подают как покушение на автономию, пренебрежение украинскими интересами, а председателя коллегии Вельяминова воспринимают национальным врагом.

Конечно, для такой импульсивной натуры, как Петр, измена Мазепы не могла пройти бесследно, но «гнев» царя, проявившийся через десяток лет в создании упомянутой коллегии, вряд ли можно назвать угрожающим. Напомним, Малороссийская коллегия – единственная из государственных структур – располагалась не в Петербурге, а непосредственно на Украине – в столице гетманщины Глухове. Не нужно объяснять, насколько это было комфортно для украинской верхушки, давая ей достаточно возможностей влиять на работу правительственного органа. ("ПП" Странно, но все основные газо- и нефтетранспортные выходы в Европу в позднем  СССР тоже оказались на территории, подкотрольной украинскому партийному истеблишменту. Получается, в каждой эпохе россйиская центральная власть придумывала, как подкармливать хохлов из бюджета специально созданной для этого инфраструктурой? См. схему выше).

Кстати, его функции долго оставались неопределенными, ограничиваясь обязанностью заботиться «о прекращении неправедности». Иначе говоря, коллегия выступала в качестве высшей апелляционной инстанции для местных судов. Когда же Вельяминов пожелал коснуться финансовых вопросов, то даже не смог собрать необходимых сведений из-за вспыхнувших пререканий, откровенного саботажа и потока жалоб в Петербург.

Сменивший Скоропадского гетман Полуботок дошел до того, что начал раздавать Малороссийской коллегии (правительственному органу) указания, чем и как надо заниматься! Взбешенный Петр, вызвав гетмана в столицу, повелел арестовать его за вопиющее превышение полномочий, но никакого суда над ним не последовало, да и не планировалось. Следствие выяснило, что тот вел себя вполне законно, все шло к освобождению, если бы Полуботок не скончался в конце 1724 года. Через пару месяцев умирает и Петр I, и об этом «недоразумении» просто забывают, а Малороссийская коллегия вновь низводится до инстанции по рассмотрению апелляций. Ни о каких серьезных угрозах, нависших якобы над Украиной, здесь говорить явно не приходится.

Если же украинские помещики действительно сталкивались с неприятностями, то тут Петр всегда шел им навстречу. Чего только стоит история с А. Д.Меншиковым, который, получив ряд имений на Украине, насильно завладел еще деревнями под предлогом, что здесь укрывают беглых крестьян из России. В ответ помещики пожаловались в Петербург, но Меншиков всячески препятствовал проверке. В результате возникло так называемое «Почаевское дело»: обвинения поддержала та же Малороссийская коллегия, царь тоже встал на сторону украинских истцов, освободив Меншикова от должности президента Военной коллегии. Фактически тот был накануне опалы, от которой отсрочило заступничество супруги государя Екатерины, а спасла – последовавшая кончина Петра. Этот эпизод наглядно демонстрирует реальный вес малороссийского фактора.

Его нельзя недооценивать и по другой причине: религиозный каркас российского государства конструировали не понаехавшие шведы, немцы или голландцы, а украинцы. Последние могли оказаться где-то лишь потесненными, но не более: без них романовская элита как таковая просто рассыпалась бы. Неудивительно, что Петр – страстный любитель иностранцев‑западников – тотально заполнял высшие церковные должности представителями Малороссии, оставив в этом далеко позади и Алексея Михайловича, и Федора Алексеевича. По его разумению, кадры из украинских учебных заведений и монастырей – наиболее подготовленные для просвещения и руководительства не вразумленной паствой, зараженной татарщиной. ("ПП" Ого, блин! Прямо приговор исторического характера!)

Начать нужно, конечно, со Стефана Яворского, ставшего после смерти патриарха Андриана в 1700 году местоблюстителем патриаршего престола. Начиная с Никона Романовы не решались возводить на патриарший престол этнического украинца, опасаясь недовольства в низах. И вот теперь Петр проводит на это высокое место типичного малоросса, формально не выдвигая в патриархи. Шляхтич из-под Львова,С.Яворский, будучи откровенным униатом, после Киевской духовной академии доучивался в иезуитских коллегиях Польши и Литвы; его говор сильно отличался от московского.

"Политическая пропаганда". Но при этом, как сказано в "Википедии" в статье о Яворском: "выступал с осуждением протестантских воззрений и тенденций в Русской Церкви, насаждавшихся Петром I и Феофаном Прокоповичем. ". Видать, позже, при Феофане Прокоповиче оказалось, что католичество "не тащит" и ему на смену должно прийти более модерновое и хайповое криптопротестанство в православных речах. С тотальным пиар-подлизом царям и чиновникам. Кстати, Симеон Иванович, как звали в миру Стефана, сначала отучился в Киево-могилянской академии, а потом, как это было модно тогда, сменил веру раза два минимум: "В 1684 году Симеон уехал из Киева. Чтобы получить доступ в католические школы, ему пришлось принять унию под именем Станислава Симона (в те времена такой поступок не был исключительным). Стефан побывал в высших католических школах: во Львове и Люблине он прослушал философию, в Познани и Вильне — богословие, усвоил все начала схоластической премудрости, искусно слагал стихи на латинском, польском и церковнославянском языках, писал великолепные панегирики. Он вынес также из польских школ основательное знакомство с католическим богословием и враждебное отношение к протестантизму. В 1687 году Стефан вернулся в Киев, принёс покаяние в своём отречении от православной церкви, был принят снова в её лоно и, по совету Варлаама Ясинского, в 1689 постригся в монахи. Несколько лет он преподавал в Киево-Могилянской коллегии и был её префектом: он читал риторику, пиитику, философию и богословие". В общем, популярные, как я понял, в то время были кульбиты - религия и вера менялись как гражданство или даже получались и аннулировались как въездная виза. Теперь пусть мне попытаются объяснить сторонники квасного патриотизма, топящих "за веру православную" - как за нее людей на смерть-то посылать, когда ваши иерархи, часть из которых были впоследствии канонизированы как святые для РПЦ, вот так спокойно бегали из веры в веру?). Читаем далее: "В 1713 году началось дело Тверитинова и других, увлекавшихся лютеранством. Стефан приложил все свои силы, чтобы изобличить их и тем косвенно обвинить и самого царя, потворствовавшего лютеранам. Это дело ясно обнаружило диаметральную противоположность тенденций Петра и Стефана и произвело окончательный разлад между ними. Пока шёл суд над еретиками, он писал обширное сочинение против лютеран... Оспаривая протестантские мнения, Стефан обильно черпает доводы из католической системы". Короче, никто не имел права тыкать пальцем в "голого короля" в криптолютеранство Петра I.

В пастырском послании Петру Иерусалимский патриарх Досифей выразил возмущение, указывая на латинский образ мыслей царского протеже и угрожая непризнанием всего православного Востока, если того вознамерятся сделать Московским патриархом. Отметим, что Яворский в возрасте 42‑х лет стал ключевым деятелем РПЦ, штамповавшим украинцев на высшие церковные должности, вплоть до учреждения в 1721 году обер-прокурора Святейшего синода. ("ПП" А потом можно провести аналогию с хрущевской амнистией 1955 года, по которой, не досидев сроки за разбой и убийства , вышла из лагерей и тюряг херова куча бандеровцев, которых без всякого ущемления в правах потом стали принимать на работу в местные и госорганы власти на Западной Украине: в последних на указанной территориии к концу 1980-х скопилось до 30-40% от общего числа служащих. Вопрос: когда у иезуитов обучался Хрущев?)))

В ближайшем окружении Петра неизменно значился целый ряд архиереев, прибывших с Украины. Среди них закадычный друг Яворского уроженец Киевщины Дмитрий Ростовский (Туптало). Кроме «Жития святых», которые тот начинал редактировать еще при патриархе Иоакиме, Туптало прославился трактатом о пользе брадобрития. Наибольшую же известность принесло ему произведение «Розыск о брынской вере» с развернутой критикой раскола, а по сути, с пасквилем на простой народ, преисполненный ненавистью к нему. ("ПП" Если кому интересно скажу, что Костика Фролова, охранителя православнутости из Института стран СНГ, на всю голову контуженного РПЦ, Дмитрий Ростовский ялвется , по сути, кумиром и чуть ли не главным подвижником церкви всех времен и народов).

Не отставал от Туптало и архимандрит Феодосий (Яновский) из польских шляхтичей со светскими развязными манерами. Это очень импонировало Петру, который облек его доверием, поставив во главе открывшейся Петербургской Александро-Невской лавры. ("ПП" Яновский был отменным церковным администратором. Стал известен Петру I, пошел на повышение, после смерти  Петра начал наезжать на  вдову покойного Екатерину I, Вот чего пишет "Википедия": "27 апреля 1725 года архиепископ Феодосий за резкие высказывания в адрес императрицы Екатерины I был арестован. Вероятно, дело против Феодосия было инспирировано при активном участии Феофана (Прокоповича). 11 мая 1725 года ему был вынесен приговор, по которому он был сослан в далёкий Николо-Корельский монастырь Архангельской епархии в заключение". Кто-то еще думает, что украинско-богословский "ворон ворону глаз не выклюет"? Выклюет оба и сожрет!)

Царь-преобразователь высоко ценил и Киевского митрополита Иоасафа (Кроковского), посвященного в сан в Москве С.Яворским (наглядная иллюстрация «порабощенности» украинской церкви, на деле фактически поглотившей русскую). Петр намечал возвышение Кроковского, но тот в 1718 году, вызванный в Петербург, скончался по дороге.

"Политическая пропаганда". Цитата из статьи о Кроковском: "в управляемых им монастырях (Киево-Братском и Николаевском Пустынном)... при нём были построены величественные каменные церкви на средства, выделенные с позволения гетманской канцелярии Ивана Мазепы". Ну, а дальше Иосафу Кроковскому прилетело: "В период Северной войны митрополит Иосаф сохранил верность русскому царю. ("ПП" Я вот этого пассажа в исполнении авторов статьи не понял: а что, в то время было нормой предавать царя? Или подельник Мазепы по освоению царского бюджета по-любому должен был сдрыснуть?) 6 ноября 1708 года по приказанию Петра I он торжественно проклял гетмана Ивана Мазепу как отступника. Конец жизни митрополита был печален. Иоасаф был оклеветан сыном Петра I царевичем Алексеем Петровичем, который под пытками заявил, что якобы имел переписку с Киевским митрополитом Иоасафом, предлагавшим поднять народ на восстание с целью свержения Петра I и захвата царского престола. В целях разбирательства митрополит Иоасаф был вызван в Петербург. Однако Иоасаф Кроковский был уже в преклонном возрасте и болен, поэтому его успели довезти только до Твери, где он скончался 1 июля 1718 года в Тверском Михаило-Архангельском монастыре. Через несколько дней был получен официальный царский указ о возвращении митрополита Иоасафа в Киевскую митрополию, так как царевич Алексей сознался, что напрасно оговорил митрополита.  Царь Петр I распорядился совершить погребение почившего «как обыкновенно», и погребение было совершено «по чину архиерейскому» преосвященным Варлаамом, архиепископом Тверским". И вот как-то вообще не удивительно, что эти деятели, сначала шарившиеся в молодости по европам (типа религиозных НКО-шников) Петром I сначала пользовались, а потом при малейшем подозрении бросались под молотки.

Следует отметить, что из местных архиереев расположение Петра завоевал лишь епископ Воронежский Митрофан – тем, что публично поддерживал создание флота, первые корабли которого закладывались как раз под Воронежем; он умер в 1703 году и был исключением из правил.

Наибольшей же любовью Петра пользовался Феофан (Прокопович), оставивший заметный след в истории церкви. Воспитанник Киевской академии, ректором которой одно время был его дядя, завершал образование в Риме, ему предлагали остаться при Ватиканской библиотеке. Но Феофан предпочел более активную карьеру, прибыв в числе других кандидатов на архиерейские должности в Петербург. Петр замечает красноречие и эрудицию последнего, для государя тот превращается в ключевого советника по взаимоотношениям церкви и государства. Именно Феофану было суждено поставить окончательную точку в уничтожении церкви, начатом более чем полвека назад патриархом Никоном. Старания Прокоповича на этой ниве, от которых явственно отдавало протестантизмом, оказались чрезмерными даже для униатско-православных кругов, ориентированных на католические образцы. ("ПП" Ну это я уже демонстрировал выше из источников. Кстати, влияние Ватикана даже на современных металлюг заметно: они переняли жест "козу" от суеверных и набожных итальянок, хахах! Это к тому, что подавляющее большинство патриархов пару-тройку веков назад любили "фотографироваться" на картины с таким жестом).

Однако это нисколько не ставило под сомнение то общее, что их роднило: при освящении романовского режима им всем доставляло наслаждение издеваться над «темными» людьми и старозаветной верой. В 1718 году Феофан становится архиепископом Псковским с резиденцией в Петербурге, где поселяется в выстроенной для него усадьбе. Из ее стен вышел трактат «Правда воли монаршей» и знаменитый «Духовный регламент», обосновывавший государственно-протестантское управление церковью. Институт обер-прокурора синода, введенный в 1721 году, заменял патриаршество. Любопытно, что Константинопольский патриарх, к которому Петр направил ходатайство признать церковные новшества, не моргнув благословил разрушение православно-канонического строя, на страже которого стоял. Грамоту из Константинополя Прокопович разослал по всем епархиям для прочтения вслух по церквам. ("ПП" Это к вопросу о святости константинопольских иерархов и блюстителей православия. Церковь и там была тупо бюрократическаой коррумпированной тусовкой уже в те времена).

Таким образом, правление Петра I судьбоносное не только с точки зрения социально-экономических преобразований, но и в плане формирования российской правящей прослойки. Первая четверть ХVIII века фиксирует ее окончательные черты. Именно тогда в элитах завершается образование двух партий: инородческой и «русской», как именуют их историки романовской школы. В петровское время противостояние между ними, в дальнейшем определявшее расклады в верхах, уже наметилось. Благодаря предпочтениям царя западноевропейские выходцы прочно освоились во власти, в то время как кадры «русского» происхождения – базовая опора Романовых в допетровскую эпоху – очутились в иных условиях. Приезжие иностранцы, в большом количестве запущенные Петром, стали претендовать на весомую роль в пользовании казной, в выжимании соков из населения.

"Политическая пропаганда". Лично меня в вышеизложенном интересует замес в политическое тесто тех представителей украинских движух, которые нередко выпячивали во всем свою нерусскость и пытались навязать ее все городам и весям. Я понимаю, что Пыжиков топит за старообрядчество, но я не сторонник последнего ровно настолько же, насколько не сторонник и нынешнего пост-синодального никонианского РПЦ. Ибо обе эти церкви - "опиум для народа". Дело в политике, в пиаре, идеологии и культуртрегерских заманухах, которые очень часто лезли со стороны Хохляндии и украинофилов в русской и советской власти.
С другой стороны умиляет вой укросвидомитов, которые, просрав в 1991 году такую отлаженную веками систему коррупционного захода во власть российского и советского государств, теперь сидят и, последний хер без соли доедая, рассказывают, что это злые москали им в штаны насрали. Упуская при том, что на фоне остальных оккупантов и "запроданцев", многие деятели из "щирых" лишь выглядели со стороны наименее отталкивающе на протяжение всей истории, а вот вели себя порой похлестче и пожестче, чем всякие немцы с шотландцами. А ведь с развитием интернета правду скрыть намного сложнее и профессиональных укров и их идейных наследников сегодня изучают вдоль и поперек, регулярно выбрасывая на суд общественности и скелетов из исторических шкафов, и грязное белье из укросвидомости..
Что же до Петра I. Сдается, что он, понимая спорность многих своих начинаний, выискивал вокруг людей, которые могли с ним разделить ответственность за содеянное. Ибо многие государевы помыслы, реализовывавшиеся без какой-либо программы, напоминали реализацию петрушиных персонально-индивидуальных хотелок. Что в конечном итоге и привело от "потешных полков" к потешной политической традиции с главенством пиара и панегириков, без ответсвенности перед законом и совестью. Традиции, которая являет собой культуртрегерство в чистом виде, возрождена сегодня и реализуется на местах и  выгодна, по сути, для оккупационных сил - наследников высокопоставленных мигрантов при доме Романовых, о чем и писал в свое время Александр Пыжиков.
Tags: Бандера, Ватикан, Петр I, Польша, РПЦ МП, УГКЦ, Хрущев, история, культура, культуртрегерство, монархия, политика, украина, украинизация, укрнаци, уничтожение
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment